15:13 

Братишка-блестяшка

maytredici
Название: Братишка-блестяшка
Автор: clair beaubien
Перевод: на моей совести
Рейтинг: G
Жанр: джен
Действующие лица: Дин, Сэм
Размер: 2 249 слов
Дисклеймер: герои принадлежат создателям СПН
Описание: Дин заботится о Сэме после атаки клоунов. POV Дина
Предупреждения: hurt!Сэм, заботливый Дин
Таймлайн: после 7.14
Оригинал: тут

Кас однажды спросил меня... В смысле, кое-кто однажды спросил меня, почему я сплю всего по четыре часа за раз. Не помню, что я тогда сказал, но, если честно, ответ простой: четыре часа – это срок действия обезболивающего в организме. После этого боль возвращается, и, если вовремя не принять лекарства, придется мучиться минут 20, пока они вновь подействуют.

Конечно, если повреждение не очень тяжелое, раненый может сам просыпаться каждые четыре часа и принимать таблетки. Обычно мы так и поступаем, хотя в конечном итоге просыпаются оба: здоровый (или легко раненный) проверяет себя и серьезно раненного. А если учесть, что ранения мы получаем на регулярной основе, четыре часа сна – для нас норма. Для нас обоих. Возможность поспать подольше – уже роскошь.

Само собой, подобная роскошь не светила нам после стычки в этом чертовом «Плаки». К тому времени, как мы вернулись в мотель, Братишка-блестяшка уже еле двигался. Он едва смог самостоятельно снять ботинки, потом рубашку, под которой обнаружились многочисленные ушибы темно-синего и пурпурного оттенка, приправленные запекшейся кровью.

Спустя один горячий душ, одну таблетку тайленола с кодеином, два одеяла и пять пакетов со льдом я наконец мог быть уверен, что Блестяшка отмыт от крови, накачан обезболивающим и уложен в постель. Только тогда удалось заснуть и мне.

Проснулся я через четыре часа – нужно было разбудить брата и заставить его выпить очередную дозу обезболивающего. Вот только он меня опередил. Когда я включил настольную лампу, то обнаружил, что Блестяшка уже тянется за таблетками.

А значит, спал он не так хорошо, как должен был.

– Эй, дай помогу.

Я сел и потянулся за пузырьком с лекарствами, но Блестяшка со своими длинными руками оказался первым. Хоть и двигался с трудом – даже сесть нормально не мог, лишь приподнялся на локте, – все равно был первым.

– Спи. Я сам могу.

Как я уже говорил, каждый из нас обычно старался позаботиться о себе сам, чтобы дать второму возможность отдохнуть. И как всегда не сработало: я окончательно проснулся и спустил ноги на пол.

– Старик, ты пузырек-то сможешь открыть?

– Угу, – промычал он, не глядя на меня.

– Сэмми?

– Спи. Я сам могу.

В его голосе не было капризных ноток или раздражения. Лишь констатация факта: я могу все сделать сам и не хочу тебя беспокоить.

Ну да, конечно.

Его руки были сильно изранены, как и все тело. Буквально через минуту, он бросил попытки открыть крышку и с тяжелым вздохом протянул пузырек мне:

– Спасибо...

– Да без проблем. Примешь две? Похоже, одна не помогает.

– Нет, одну... ну знаешь... на всякий случай.

Он был измучен, но даже в таком состоянии думал о том, что лекарство может понадобиться, если кто-то из нас пострадает на следующей охоте. Неважно, насколько сильно он нуждался в обезболивающем прямо сейчас.

Вот еще одна причина, почему здоровый просыпается, когда раненому нужно принимать таблетки, – удостовериться, что он принял достаточно.

– Две.

– Дин...

– Сэм! Пей две и отдохни нормально.

Он снова вздохнул, что-то тихо пробурчал, но протянул руку за таблетками. Поврежденное плечо тут же напомнило о себе – Сэм вздрогнул, издав тихий стон.

– Старик, ну серьезно... Давай, вот, – я подобрался к нему и положил таблетки в ладонь, а потом открыл бутылку с водой. – Тебе сильно повезет, если сможешь завтра открыть глаза.

– Все будет нормально, – он снова вздрогнул, когда глотал таблетки и запивал водой. – Иди спать.

О да, дождешься.

– Ты первый, Блестяшка.

Он засопел, глотнул еще воды и поставил бутылку на тумбочку. Почти. На этот раз я был быстрее: поймал бутылку на лету и установил ее так, чтобы больше не свалилась.

– Ложись. Я принесу еще льда.

– Не нужно. Я в порядке.

– Ну да, глаза едва открываются, лицо синего оттенка. И если забыл, тебя приложили о ветровое стекло и «обработали» гаечным ключом. Тебе нужен еще лед!

Он посмотрел на меня из-под опухших темно-синих век так, словно собирался спорить или жаловаться, пока у меня уши не отсохнут. Но лишь сказал:

Спасибо.

– Угу, «спасибо». Давай сюда пакеты.

Он вздохнул. Снова. Потом медленно повытаскивал из-под одеяла завернутые в полотенца пластиковые пакеты с теплой водой и остатками льда.

– Сейчас вернусь, – я бросил полотенца на свою кровать и вышел из номера.

Еще не было и четырех утра, на парковке было темно и пустынно. Машина со льдом пряталась в маленькой нише за углом. Я успел до половины наполнить первый пакет, когда услышал за спиной сопение.

– Ты должен быть в постели, – напомнил я Сэму.

– Х'чу п'мочь.

Я покачал головой. Кто бы из нас ни был ранен, он делал все, чтобы помочь здоровому. Пусть даже просто наполнить пакеты льдом.

Обезболивающее уже начало действовать – Сэм говорил невнятно, глаза закрывались. Парню самое место было в постели, но он отобрал у меня пакет и держал, пока я наполнял его льдом. Я заметил, что ботинки у него не зашнурованы, а носки надеты наизнанку. Брата слегка покачивало, но он стойко держался, пока мы не заправили льдом пять пакетов и не отнесли их в номер.

– Так, все, Блестяшка. Давай в постель.

Он промычал что-то вроде согласия, стянул с себя ботинки и улегся на кровать. Обернув пакеты полотенцами, я стал подавать ему. Сэм положил один пакет туда, затем два маленьких – ближе к подушке (для рук и глаз). Потом жестом попросил дать два самых больших пакета.

– Давай я. Лежи, Сэмми.

– Иди сп'ть, Дин. Я с'м...

– Старик, ты почти уже спишь. Ложись нормально.

Он надулся, что-то буркнул, но повернулся так, чтобы я мог положить лед под спину и плечо и укутать его одеялом…

Иди сп'ть... я в п'рядке, – он поместил оставшиеся пакеты на глаза и под руки и вздохнул.

– Конечно. В порядке. Я в курсе.

Он был в таком «порядке», что заснул раньше, чем я закончил фразу.

Прежде чем завалиться спать еще на четыре часа, я прогулялся до ванной. Даже при выключенном свете она сияла так, словно Братишка-блестяшка бегал по ней кругами. Когда Сэм раздевался, чтобы залезть в душ, блестки летели повсюду. Не помогло и то, что он упаковал одежду в пакет в попытке пресечь сияющий вихрь. Кажется, я больше не смогу видеть что-нибудь блестящее и не думать о Сэме.

Вернувшись в комнату, я сел на кровать и, прежде чем лечь, пару минут смотрел на брата, вспоминая события этого вечера. Когда он вылез из душа, то попросил меня проверить, нет ли блесток у него в волосах. Попросил без колебаний, без всяких уверток, и я ответил так же: конечно, проверю, садись. Он сел на кровать и доверчиво склонил голову. Я «просеивал» пальцами мокрые волосы пока не убедился – лохматая шевелюра свободна от блесток.

Такого не было, наверное, уже несколько лет. Нет, я бы не отказался помочь, если бы Сэм попросил. Но Сэм не просил. А может, я не помогал, даже когда он просил....

Впрочем, сейчас для него было так естественно попросить меня о помощи, а для меня — помочь ему. Парню почти тридцать, он ростом с товарный вагон, он выжил после ада и заработал ПТСР... но не хотел обнаружить блестки у себя в волосах.

Я покачал головой – только в нашем мире парень, победивший дьявола, мог бояться клоунов. Ладно, судя по описанию, это были весьма мерзкие, пугающие, опасные, вонючие клоуны. Но лишь в нашем мире боязнь клоунов могла быть самым нормальным, что было в Сэме.

***

Когда я проснулся вновь, за окном было светло, а Сэм уже хромал по комнате – все еще в спортивных штанах, футболке и вывернутых наизнанку носках.

– Ты принял обезболивающее? – поинтересовался я у его спины, неохотно приподнимаясь с подушек. Если приходится вскакивать каждые четыре часа, сон не дает особого отдыха.

– Мм...угу – ответила непонятно какая часть Сэма.

Он что-то делал возле раковины. Очень медленно.

– Две таблетки?

– Угу, – снова промычал он, это становилось забавным.

– Ты в порядке?

Он дернул здоровым плечом. Правым плечом. Левая рука была прижата к животу.

– Сэмми?

Сэм все-таки соизволил повернуться ко мне. Лицо пурпурно-сине-черное, оба глаза опухли, правый практически закрыт. И я понял, почему он не отвечал нормально – у брата во рту была зубная щетка.

– Ты что-то попутал или пытаешься заодно помыть посуду? – полюбопытствовал я.

Сэм дернул плечом. Снова. Он был измучен. Частично лекарствами, частично физическими повреждениями, частично психической травмой – последнее уж точно не имело никакого отношения к клоунам.

– Надо выдвигаться, – Сэм вытащил щетку изо рта.

– У нас есть время до одиннадцати, – я глянул на часы. – Так почему ты чистишь зубы здесь?

Вместо ответа он снова сунул щетку в рот и отвернулся к раковине.

Ладно. Неважно. Он напичкан лекарствами, и надо радоваться, что брат не щиплет меня за нос и не говорит, что любит – на такие выкрутасы ранним утром у меня просто нет сил. Я наконец справился с тяжелой задачей выгрести себя из постели и, зевая, поплелся в ванную…

Которая по-прежнему была усыпана блестками. Теперь понятно, почему Сэм чистил зубы в раковине на кухне. И почему хотел свалить из номера как можно скорее. Вот только была одна проблемка… точнее куча очень мелких проблемок.

– Не хотелось бы тебя расстраивать, Блестяшка, но, прежде чем мы куда-то поедем, надо заскочить на ближайшую мойку и вычистить блестки, которыми ты щедро украсил сиденье прошлой ночью.

Я думал, Сэм одарит меня взглядом «вот дерьмо», но он лишь повернулся ко мне и вновь вытащил щетку изо рта:

– Ладно.

Щетка вернулась на место, Сэм – к раковине. А я заперся в ванной, не торопясь, принял душ и столь же неторопливо оделся.

Выходя из ванной, я ожидал увидеть Сэма в постели – он слишком плохо выглядел. Но брат уже одетый, правда, без обуви, сидел на столе, отцеплял блестки от носков и кидал их в мусорную корзину.

– Мы можем позавтракать по пути на мойку? – спросил он.

– Мы? То есть, ты собираешься влезть в машину, где полно блесток?

Сэм задумчиво глянул на меня:

– Можно положить там одеяло.

Нет, он явно был под кайфом из-за обезболивающего: мысли путались, глаза слегка косили, и носки по-прежнему были надеты наизнанку.

– Лучше останься и поспи еще часик, пока я езжу за завтраком и чищу машину.

Теперь Сэм задумался на несколько секунд.

Я хочу поехать с тобой, – сказал он наконец.

Боже, эти надутые губы и щенячьи глаза…С тем же успехом он мог ущипнуть меня за нос и сказать, что любит. Как же его накрыло этими лекарствами…

– А как насчет такого варианта: занимайся своими носками, а я вычищу из машины столько блесток, сколько смогу, – предложил я. – Поедем позавтракаем, а потом сможешь поспать на заднем сиденье.

– Хорошо, – кивнул он после короткого раздумья и снова принялся отцеплять блестки от носков.

Взяв все необходимое, я направился к Импале. Блесток там было не так много, как в ванной, – только на переднем сиденье. Я убрал их с виниловой обивки влажным полотенцем, кое-где прошелся скотчем. Это заняло не так уж много времени, но, прежде чем я закончил, к машине приплелся Сэм. В одних носках.

– Сэм?

– Мм?

– Ты как?

– П’мочь?

– Почти закончил, – заверил я, но он не двигался с места. – Сэмми? Я почти закончил, возвращайся в номер.

– З’чем?

– Ну… например, обуться для начала.

И не пугать маленьких детей, которые могут пройти мимо.

– Ты т’чно все вычистил? – спросил Сэм слегка настороженно, и я понял, что обязательно подарю ему на следующий день рождения открытку с клоуном.

– Почти все. Но мы можем заехать на автомойку, чтобы быть до конца уверенными.

– Л’дно.

Он так и не двинулся с места.

– Сэм, ботинки.

Сэм фыркнул и побрел в номер. Закончив уборку, я последовал за ним. Брат сидел на кровати – ботинки он надел, вот только шнурки не завязал.

– Помощь нужна? – спросил я, а он задумчиво посмотрел на свои разбитые руки:

– Очень…

Парню почти тридцать, он размером с небольшую гору, он может выдержать атаку носорога, если понадобится… Я усмехнулся, присел рядом, положил его ногу к себе на колено и завязал шнурок. То же самое проделал со второй ногой.

А носки все так же были наизнанку.

– Сп’сибо.

– Без проблем. Сложу вещи в машину и поедем.

Я не удивился, когда, только открыв багажник, обнаружил рядом Сэма с рюкзаком в руке.

– Знаешь, я бы и сам принес.

– Я м’гу.

Почему-то он напомнил мне того двухлетнего малыша, который вот так же упрямо заявлял: «я могу!» – когда тащил большущий ворох своих вещей до стиральной машины. И я сказал то же самое, что и тогда:

– Можешь, но не должен.

Сэм выдохнул – устало, но не раздраженно:

– Я лягу в м'шине, л’дно?

Он посмотрел на меня, когда сказал это, и, конечно, заметил мою улыбку… если вообще что-то видел своими заплывшими глазами.

– Да, Сэмми, ложись на заднее сиденье. Упакую остальное, и мы свалим.

Я подождал, пока он заползет внутрь, подложит рюкзак с одеждой под голову и подтянет ноги, чтобы я мог закрыть за ним дверь. Прогулявшись до номера, я убедился, что мы ничего, кроме блесток, там не оставили. Последними в багажник отправились моя куртка и сумка с оружием – можно было с чистой совестью уезжать.

Я прихватил одеяло, залез в машину и, прежде чем завести мотор, посмотрел на Сэма. Он спал, свернувшись калачиком. Жаль, это случалось не так часто, как хотелось бы. Как мне хотелось бы для Сэма.

Я набросил на него одеяло, он слегка вздрогнул и приоткрыл глаза.

– Ты в порядке? – спросил я.

– Да? – почему-то это прозвучало вопросом, он моргнул пару раз и наконец решил: – Да.

Сэм сделал движение, словно собирался взять меня за руку, но передумал и лишь на мгновение прижал свою ладонь к моей. Словно хотел убедиться, что я здесь.

– Да, я в порядке, – он закрыл глаза и снова заснул.

А мне вдруг захотелось ущипнуть его за нос, потому что… просто потому что. Но я сдержал себя и лишь слегка щелкнул по кончику.

Нет, оказалось, он еще не успел заснуть.

– Дин? Что?

– Эм… показалось, что у тебя блестка на носу, – соврал я.

Боже, ему явно было больно вот так раздраженно сморщиться, но он все равно это сделал:

– Старик… Не страдай фигней.

Кто, я?

– Ладно-ладно, не буду, – усмехнулся я.

Вредная блестящая зараза.

Когда мы ехали по дороге, я периодически посматривал на Блестяшку в зеркало заднего вида. Несколько минут он лежал неподвижно, потом поморщился, словно думал о чем-то. Не открывая глаз, раздраженно потер нос, на секунду задержал руку. Наконец, лицо разгладилось, уголки губ дернулись вверх, и Сэм хмыкнул. Плотнее закутавшись в одеяло, он уткнулся лицом в рюкзак.

– Ты тоже, – прошептал братишка и окончательно заснул.

The End

@темы: переводы, supernatural

URL
Комментарии
2013-07-14 в 15:35 

Vall_2008
я понял, что обязательно подарю ему на следующий день рождения открытку с клоуном.
Дин-ехидная вредина:lol:
Какой теплый фик, спасибо за перевод, Мэйка!:white:

2013-07-14 в 15:53 

Ramika
моему фандому фотошоп не нужен©
maytredici, очешуительный фик, особенно если вспомнить, что вот таких бытовых обыденных, где бы рассказывалось о том, как парни приходят в себя после расследования очередного дела, как они живут с тем, что им приходится видеть, справляются с полученными травмами, и так хорошо прописанных крайне мало.
В конце концов глядя на них постоянно встающих, снова и снова поднимающихся на борьбу с силами зла, звучит ужасно пафосно. но это их работа-жизнь, забываешь о том, что они люди, люди из плоти и крови. Им снятся кошмары, а раны не успевают затянуться.
И то, что для них долгий сон - это роскошь, у уж сон на хорошей кровати - роскошь вдвойне
кое-кто однажды спросил меня, почему я сплю всего по четыре часа за раз. Не помню, что я тогда сказал, но, если честно, ответ простой: четыре часа – это срок действия обезболивающего в организме. Обычно мы так и поступаем, хотя в конечном итоге просыпаются оба: здоровый (или легко раненный) проверяет себя и серьезно раненного. А если учесть, что ранения мы получаем на регулярной основе, четыре часа сна – для нас норма. Для нас обоих. Возможность поспать подольше – уже роскошь
то как они охраняют друг друга не только от монстров в темноте, но и от боли - столько любви и заботы, тихой, негромкой и настоящей
. Кто бы из нас ни был ранен, он делал все, чтобы помочь здоровому. Пусть даже просто наполнить пакеты льдом.

спасибо )))

2013-07-14 в 17:09 

maytredici
Дин-ехидная вредина
Vall_2008, на том и стоит :D

Какой теплый фик, спасибо за перевод, Мэйка!
Очень хотелось поделиться :squeeze: Спасибо!

URL
2013-07-14 в 17:12 

maytredici
очешуительный фик, особенно если вспомнить, что вот таких бытовых обыденных, где бы рассказывалось о том, как парни приходят в себя после расследования очередного дела, как они живут с тем, что им приходится видеть, справляются с полученными травмами, и так хорошо прописанных крайне мало.
Ramika, я не так много читаю, поверю на слово. Мне повезло, попался вот такой :) В сериале не покажут, так хоть тут получим удовольствие, глядя на таких парней и совершенно простые ситуации.

забываешь о том, что они люди, люди из плоти и крови.
А у меня в последнее время наоборот обострение мыслей, что они как раз люди из плоти и крови и сколько еще мучений способны вынести?

И то, что для них долгий сон - это роскошь, у уж сон на хорошей кровати - роскошь вдвойне
Это да. В лучше случае, задрипанный мотель или Импала, в худшем - заброшенный дом без удобств.

то как они охраняют друг друга не только от монстров в темноте, но и от боли - столько любви и заботы, тихой, негромкой и настоящей
Этот фик как раз и привлек этой тихой ненавязчивой заботой друг о друге.

URL
2013-07-14 в 18:14 

Farrant
Моя скромность моей пошлости не мешает
Вот в сериале как раз и надоело то, что их сделали наподобие каких-то чертовых мячиков: их колотят, а они только подскакивают. Я подсела на этот сериал как раз за его реалистичность, 1-2 сезоны были идеальны в этом отношении, а потом началось. А порой так не хватает ощущения, что они все-же люди, и никакого супердоктора Кастиеля у них в открытом доступе нету, и когда их бьют, то это больно. Классный фик, словно возвращает назад, в мой любимый СПН.

2013-07-14 в 20:05 

~ Мэй ~
Вот в сериале как раз и надоело то, что их сделали наподобие каких-то чертовых мячиков: их колотят, а они только подскакивают. Я подсела на этот сериал как раз за его реалистичность, 1-2 сезоны были идеальны в этом отношении, а потом началось.
Farrant, при этом, даже в первом сезоне все на них заживало на собаках. Но тогда было реалистично все вообще, поэтому воспринималось все очень гармонично. Потом началась уже сказка, а доктор Кастиэль сводит на нет вообще все. Поэтому его и пытаются то очеловечить, то ослабить.

Классный фик, словно возвращает назад, в мой любимый СПН.
Тут все так реалистично и в то же время тепло и заботливо с обеих сторон: и здорового, и раненого. :heart:

2013-07-14 в 20:34 

Farrant
Моя скромность моей пошлости не мешает
Тут все так реалистично и в то же время тепло и заботливо с обеих сторон: и здорового, и раненого как говорится: то, что доктор прописал! Строго по рецепту! :heart::heart::heart:

2013-07-14 в 20:37 

~ Мэй ~
как говорится: то, что доктор прописал! Строго по рецепту!
Farrant, хорошо, что есть места, где можно рецепт отоварить :super:

2013-07-14 в 20:54 

Farrant
Моя скромность моей пошлости не мешает
Мэй313, Да!!!!!!!

2013-07-16 в 18:02 

Семар
Вы, кто на нас уже не делает ставки, мы в ваш продуманный план свои вносим поправки.
Мэй313,

Спасибо тебе за перевод, а автору - за фик :white::white::white::white:
Тут уже много сказали о том, что фик подкупает реализмом и заботой братьев друг о друге....
Это в самом деле так, но еще, когда читаешь, очень больно за них.... Таких обычных, из плоти и крови, когда болят синяки и ссадины.... и вот эта их боль.... которую другие не оценят, не поблагодарят, что парни МОГУТ себя раз за разом подставлять под удары ради того, чтобы кто-то где-то мог спать спокойно.... Им больно и плохо, но они снова идут и спасают....

Потому они и герои, особенно в этом фике, что будучи ОБЫЧНЫМИ людьми они способны пожертвовать своим покоем, здоровьем, да всем - ради тех, кто никогда не узнает, как и кто их спас....

Спасибо еще раз и автору, и тебе за этот пронзительный фик....

2013-07-16 в 18:34 

Castaliana
You are something the whole universe is doing in the same way that a wave is something that the whole ocean is doing ©
Большое спасибо за замечательный фик и не менее замечательный перевод) :red:

Вот эти два момента:
читать дальше
особенно понравились :heart:

Спасибо ещё раз! :red:

2013-07-16 в 19:02 

~ Мэй ~
Спасибо тебе за перевод, а автору - за фик
Семар, автору, автору в первую очередь! :squeeze:

Это в самом деле так, но еще, когда читаешь, очень больно за них.... Таких обычных, из плоти и крови, когда болят синяки и ссадины.... и вот эта их боль.... которую другие не оценят, не поблагодарят, что парни МОГУТ себя раз за разом подставлять под удары ради того, чтобы кто-то где-то мог спать спокойно.... Им больно и плохо, но они снова идут и спасают....
Причем уже к собственной боли относятся как.. не знаю, как к насморку. Пришел-ушел. Встряхнутся и пойдут дальше людей спасать. А люди больше частью этого не видят или не ценят. Они вообще не знают, какой ценой парням все это достается.

Castaliana, спасибо :buddy:
Чудесные моменты. Там вообще много таких простых, но чудесных моментов :heart:

2013-07-20 в 12:48 

masha_kukhar
Тоже)
Мэй313, я тут увидела ваш перевод, и хочу сказать спасибо за него :buddy:
Очень приятно читать о том, как братя заботятся друг о друге - хотя для проявлнеия заботы сначала должно что-то такое произойти, как вот с Сэмом.

2013-07-20 в 14:24 

~ Мэй ~
masha_kukhar, очень приятно таким делиться! :squeeze:

2015-09-30 в 12:13 

Настёна:-)
Мне столько всего надо сделать, что лучше я пойду посплю
Дин такой славный, так заботится, пока Сэму плохо, но открытку с клоуном всё равно подарит! Старший брат, ему положено младшего мучить, иногда.
И в то же время следить за тем, чтобы никто больше не смел обижать его младшего братишку.

     

Where the eagles learn to fly

главная