21:55 

Синдром выжившего

maytredici
Перевод для феста на заявку "АУ (или не АУ?) Сэм искал Дина, искал. Как искал, что делал, и не благодаря ли ему в итоге Дин выбрался - на усмотрение автора".

Запрос на перевод автору направлен, ответ не получен.

Название: Синдром выжившего
Автор: Indigo2831
Персонажи: Сэм, Дин
Таймлайн: где-то в районе 8.01
Количество слов: 2 737
Оригинал
Предупреждения: местами жестко, даже жестоко

--------
Жестокость может быть настоящим кинетическим искусством. Он создавал гибельные шедевры с помощью разрушений и брызг черной крови. Он потерял оружие, как и возможность видеть левым глазом, но его руки продолжали нести смерть, ломая ребра и вырывая глаза. Давным-давно он подавил в себе гнев и жажду мести, но они пробудились сейчас, когда он лишился всех, кого любил. С улыбкой, достойной беспощадного Жнеца, он обхватил сопротивляющегося демона за шею и рванул со всей силы. Поймав на лету выпавший из рук твари клинок, он чиркнул лезвием по ее глотке. Склонив голову, Сэм пил кровь, наслаждаясь тем, как она обволакивает горло, словно бархат, и обжигает холодом сладкой мести.

Мгновение спустя дверь с грохотом распахнулась и монстры ворвались внутрь. Если Дин не уцелел, то и никто больше не выйдет отсюда живым.


--------

В пасмурной дымке промозглого осеннего дня два брата устроили спарринг в открытом поле.

– Давай, Сэмми, – прорычал Дин, выпуская младшего из удушающего захвата, лишь когда лицо парня приобрело свекольный оттенок. – Не может быть, чтобы ты стал таким слабаком даже после каникул в «Клубе Амелия».

Сэм еле стоял на ногах и тяжело дышал. Он вспотел гораздо сильнее, чем должен был на холодном воздухе. Однако, сжав зубы, снова принял боевую стойку – мускулы напряглись в ожидании атаки. Дин не стал медлить, не дав брату и секунды на подготовку. Если твари в чистилище чему-то его и научили, так это тому, как эффективно убивать, как уловить и использовать любую слабость противника. И как превратить всю злость от того, что ты застрял в бесконечном сражении с монстрами, которых когда-то убил, в неотвратимую мощь. Жестокость была единственным официальным языком в чистилище, и Дин отлично им владел. Он обрушился на Сэма с кулаками, сначала целясь в лицо правой, а затем – левой рукой. Сэм блокировал оба удара, хотя второй – уже с отчаянным стоном. Не давая брату опомниться, Дин сделал подсечку, изо всей силы врезав ногой по незащищенной голени, и младший рухнул, распластавшись на каменистой земле.

Дин ощущал, как чистилище овладевает им, как первобытная ярость пульсирует внутри, все ускоряя темп, затягивая все глубже и глубже. Наконец, он почувствовал зловонный запах вырванных внутренностей и увидел боковым зрением мелькание кожистых крыльев и клыков. Бросившись вперед, Дин буквально оседлал Сэма и стал наносить удар за ударом по ошеломленному лицу брата. У поверженного охотника не было никакой защиты – он лишь прикрыл голову руками, отдав на растерзание предплечья. Но Дин знал, что с этим делать: изо всех сил уперся коленями в незащищенный живот младшего, сбив тому дыхание и сдавливая внутренние органы, – трюк, которому он научился у мерзкой гули пару месяцев назад.

Сэм закричал, на бледном лице явственно читалась паника. В попытке защититься он опустил руки буквально на пару сантиметров, но Дин только того и ждал. Очередной удар по лицу был таким сильным, что отозвался в руке старшего от запястья до самого локтя. Голова Сэма дернулась в сторону, он перекатился на бок и замер. Запыхавшийся и немного встревоженный Дин вскочил на ноги, встряхнул горящими, пульсирующими руками:

– Ну, ты совсем размяк от всех этих романтических ночей и походов по хозяйственным магазинам.

Сэм не ответил. Дин обошел его и чертыхнулся: брат так и лежал на боку, свернувшись калачиком, неподвижный и слабый. Только левая нога слегка подрагивала, а длинные руки продолжали прикрывать голову. Сэм был в отключке. Подавив легкий укол вины, Дин навис над братом и поморщился – из носа парня тонкой струйкой текла кровь, а распухающую на глазах скулу украшал алый кровоподтек. Сэм очнулся прежде, чем старший успел пихнуть его в бок, закашлялся, перевернулся на спину, защищая руками ребра. Когда младший справился с дезориентацией и болью, Дин хлопнул его по плечу:

– Прости, Сэмми.

Сэм кое-как заставил себя подняться на четвереньки, и его тут же скрутил жестокий спазм. Парня вырвало прямо на землю… раз, другой. Когда наконец отпустило, он вытер желчь и кровь с лица, с трудом встал на ноги и побрел прочь от брата.

– Да перестань, мы только начали, – нахмурился Дин. – Струсил, что ли?

Но ответом был лишь неприличный жест от Сэма, который, пошатываясь, плелся к машине.

--------

Взрыв был разрушительным, но, как ни странно, почти беззвучным. Сэма швырнуло прямо в невыносимый жар огненной воронки. В нос ударил запах расплавленного пластика и опаленных волос. Он падал в красный туман или в огонь, а может, прямо в ад… Сэму было все равно, пока его не ударило обо что-то с такой силой, что он почувствовал, как хрустнули кости, а тело свело судорогой. Над разрушенной фабрикой полыхало адское зарево. Инстинкт самосохранения, переданный ему вместе с генами Винчестеров, включился внезапно, когда он понял, что приземлился на Импалу.

--------

Сэм, которого Дин оставил здесь год назад, мог выдерживать нескончаемые пытки Люцифера, работать над делом, сражаться в рукопашной, а потом еще стойко выносить непристойные шутки и подколки брата в машине. Этот же Сэм чуть не развалился после одного мало-мальски чувствительного удара и отправился в постель в восемь вечера, натянув одеяло на голову, когда Дин отказался выключить свет.

Дин и раньше не особо легко засыпал, а после чистилища вовсе не было шансов быстро провалиться в сон. Так что он взял ноутбук брата, надеясь найти что-нибудь новенькое из порнушки, пока Сэм спал мертвецким сном.


…Охотник в нем проснулся секундой раньше, чем он сам. Адреналин взыграл в крови, и Дин схватил оружие, которое всегда держал под рукой. Услышав едва различимый звук, он резко повернулся, крутанул нож в руке, готовясь метнуть его, но сдержался, когда увидел свет в приоткрытой двери в ванную. Сжав рукоятку ножа, Дин бесшумно приблизился и заглянул внутрь. Картина предстала живописная: по всему полу валялось содержимое рюкзака Сэма, а сам он сидел на стульчаке унитаза – пепельно-серое лицо, красные глаза, мокрые от пота волосы. С самого детства Сэм был очень жарким и быстро потел, но сейчас в номере было холодно, а на младшем надеты лишь насквозь промокшая футболка и черные боксеры.

Когда Дин переступил порог, на лице Сэма отразилось смущение, но остекленевшие глаза смотрели куда угодно, только не на брата.

– М-можешь дать вон тот пузырек?... пожалуйста... тот... на полу, – хриплый голос младшего звучал чуть выше его обычного баритона.

Забыв про нож, Дин поднял пузырек, подал Сэму и наблюдал, как тот поспешно запихивает в рот две белые таблетки. Старший Винчестер наполнил водой пластиковый стаканчик и молча протянул брату. Сделав несколько жадных глотков, Сэм с трудом поднялся, опираясь на раковину так сильно, что крепления в стене заходили ходуном.

– Какого черта с тобой происходит? Не так уж сильно я тебе врезал, – проворчал Дин, сдерживая желание припомнить брату, как весело ему было чистилище, пока тот отдыхал наверху.

Правда, опухшая скула цвета индиго и разбитый нос младшего были плохим доказательством его слов. Сэм застонал, чуть согнувшись и прижав руку к животу. Дин вздохнул, взял его под локоть и повел к кровати, не удержавшись от комментария:

– Спорю, даже наш мстительный пророк-ботаник не развалился бы, как карточный домик....

Во внезапном приступе злости, который Дин провоцировал в нем несколько недель, Сэм со всей силы оттолкнул старшего. Тот врезался в край стола, но боль была не такой уж высокой ценой за то, чтобы разбудить в младшем Винчестере его великолепные охотничьи навыки.

– Заткнись ты хоть на одну чертову минуту! – Сэм провел дрожащей рукой по волосам, и в тусклом свете, идущем из ванной, Дин заметил ушибы на его предплечье. – Слушай, мне жаль. Мне чертовски жаль, но я не в состоянии делать это сейчас.

– Что? Сэмми, почему?

– Потому что мне так больно, что двоится в глазах... и таблетки никак не действуют. Вот почему.

– Это не только от спарринга...

– Теперь заметил…

– Что случилось?

Дик случился. После того, как ты погиб... или попал чистилище, мне пришлось взорвать фабрику… думаю, получилось не очень, – прошептал Сэм. – Помнишь, в боевиках главный герой выходит из здания, за ним раздается взрыв, и он даже не вздрагивает?

Дин кивнул.

– Это так далеко от реальности. Меня накрыло взрывом... швырнуло на Импалу... Я повредил кое-что внутри.

– А подробней? – Дин сглотнул.

Сэм тяжело опустился на кровать, закрыл глаза, пережидая волну сильной боли.

– А я не знаю подробностей. Помню, белый огонь... как при ядерном взрыве. Помню, вел машину... а что дальше, не знаю, старик. Я очнулся в госпитале три штата и две недели спустя.

Дин нервно дернул головой и включил свет:

– Сэм, что еще ты мне не рассказал?

--------

Сэм знал о боли гораздо больше, чем о любви, о счастье или страсти. Но боль, которую он ощутил, очнувшись в больничной палате, была чудовищной. Маячившее перед ним осунувшееся лицо не было лицом Дина, но этот человек относился к нему как брат, как защитник. Он говорил что-то о медицинском чуде, о внутреннем кровотечении… К счастью, Сэму имплантировали интратекальный насос. Когда боль становилась похожей на самую страшную пытку Люцифера – любившего вырывать один за другим его органы, а потом засовывать обратно в произвольном порядке, – Сэм мог просто нажать кнопку и провалиться в блаженный наркотический сон. Но не было таких лекарств, которые создали бы иллюзию мозолистой ладони на лбу и родного голоса, что-то бормочущего в ухо, отвлекая от боли… Дина не было рядом.

--------
Сэм вздохнул и снял футболку. Спина, плечо и рука были покрыты зажившими розовыми шрамами от ожогов. Такие же обнаружились на груди. А еще от грудины до пупка шел след от хирургического разреза.

– Я лишился почки, селезенки, аппендикса и доли печени, хотя, она, скорее всего, уже восстановилась.

Что-то теплое разлилось внутри. Дин все меньше чувствовал себя жестоким выходцем из чистилища и все больше – старшим братом. Он осторожно положил ладонь на плечо Сэма, ощутив неровные шрамы, и его озарило: весь этот год у брата был свой собственный квест.

– Ты не бросал охоту, да?

Сэм нервно усмехнулся, дернув костлявым плечом:

– Я быстро понял, что, наверное, не стоит больше этого делать. Всякие бывали дни – хорошие и не очень. Я по-прежнему бегал по утрам. Пару месяцев назад даже половину марафонской дистанции одолел. Работал в рекламном агентстве. Иногда забывал про все, но порой боль была такой невыносимой, что и лекарства не помогали. Врачи... они были в шоке, что я вообще проснулся после операции.

– Почему ты мне не сказал?

– Потому что тебе нужно было на кого-то выплеснуть злость, и ты хотел, чтобы все было как раньше, и… БОЖЕ! – Сэм сжал зубы, прерывая крик, который эхом отдался в груди у Дина.

Тело так напряглось от боли, что Сэм согнулся и сжал джинсы на колене старшего. Дин зарылся рукой в его мокрые волосы: смотреть, как мучается брат, было невыносимо.

– Дыши, Сэмми, держись и дыши, – пробормотал он.

Но Сэм не слышал. Ему казалось, что на шее затянули веревку, которая не дает вдохнуть.

– Черт возьми, Сэмми! – Дин сжал запястье брата так сильно, как только мог. – Давай, малыш, держись. Пройдет через минуту, только дыши.

Теперь Дин четко представлял, как Сэм провел этот год: в постоянном напряжении, мучимый болью, без шанса обратиться за помощью к брату. Потому что того просто не было рядом.

Приступ прошел так же быстро, как и начался, и Сэм тяжело навалился на Дина:

– Ненавижу это...

– Мне понравилось не больше твоего, – грустно поддразнил Дин. – Лекарство скоро подействует, и сможешь отдохнуть.

Боль вытянула из Сэма все силы, так что Дин осторожно помог ему лечь в постель. А сам взобрался с другой стороны, чувствуя, как любовь к брату постепенно выдавливает всю мерзость, что он носил в себе этот год. Дин взял Сэма за руку, позволив тому сжать его пальцы. Чертовски жаль, что он не мог быть рядом раньше.

Глаза Сэма закрылись, хриплое дыхание стало тише и ровнее, – явно начали действовать лекарства. Он был горячим, так что Дин отбросил одеяло, промокнул влажный лоб брата простыней, пригладил длинные волосы назад… И уже не удивился, обнаружив под этой гривой неровные ряды шрамов.

– Я искал тебя, – признался вдруг Сэм, не открывая глаз.

– Не получилось?

– Думал, ты погиб... но тела не было, а Кроули упоминал чистилище, пока злорадствовал надо мной. Я начал поиски, как только вышел из больницы. Пять месяцев назад нашел заклинание, открывающее портал в чистилище.

Дин вздрогнул и уставился на брата.

– Этот п-портал был не для людей. И обряд… ч-чернее самой черной магии. Я не мог гарантировать, что Дик Роман... или что-нибудь похуже не выползет оттуда... даже не знал, там ли ты... так что я осадил назад...

– Как сделал бы любой охотник...

Сэм приоткрыл глаза, чтобы взглянуть на брата.

– Да, как охотник. Брату во мне было глубоко по фиг, что вылезет из чистилища, если вместе с этим освободишься и ты. Но я остановился. Охота отняла у меня в-все, что я когда-то любил. М-м-м... черт.. – Сэм снова сжал ладонь Дина. – …уже тошнит от этого.

Дин пощупал его лоб:

– Ты весь горишь. Знаешь, Сэмми, я малость заржавел, но еще могу проникнуть в аптеку и добыть хорошие лекарства. Как в старые времена, а? С твоими поломанными мозгами и моим хреновым всем остальным.

– Не сработает.

– Тогда что тебе нужно?

--------

Он не собирался возвращаться за собакой. Смерть Дина подкосила его, сделав вечно беспокойным, бездомным, страдающим от бессонницы. Этим утром он вел Импалу абсолютно бесцельно, но дорога почему-то привела в ветклинику. Дикая боль, внезапно прострелившая живот, обещала, что это будет Очень Плохой День. Из тех, когда его выворачивает от боли, а он в полубреду зовет давно погибших родных. Когда Сэм добрел до комнаты, где держали безымянную собаку, то уже еле стоял на ногах, а левая рука не функционировала. Он застонал, присев возле собачьей клетки. Перевязанный бинтами пес лежал под капельницей. Глаза открыты, дыхание рваное. Сэм сразу понял, кого он ему напоминает. И сдался – положил ладонь собаке на голову и погладил большим пальцем спутанную шерсть. Они были двумя заблудшими душами, связанными одиночеством и трагедией. Каким-то образом становилось легче даже от того, что Сэм просто был рядом с этой собакой. Он слегка улыбнулся, когда лежащий пес вдруг приподнял голову, вильнул хвостом и лизнул его ладонь.

Неделю спустя Сэм так же сидел на полу возле собачьей клетки. Только в этот раз ужинал с ветеринаром, которая спасла Райоту жизнь, и думал, не остаться ли ему…


--------

Сэм зажмурился и зарылся лицом в подушку:

– Мне нужен мой пес. Он п-помогает. Не знаю, как.

Впервые после возвращения Дин чувствовал себя ужасно за обвинения, брошенные в лицо брата: что тот бросил Кевина, а его оставил гнить в чистилище. Сэм позволил ему это, хотя избежал смерти вновь лишь для того, чтобы вернуться в мир, где он был последним Винчестером – приз, который никому из них не был нужен. Теперь он оставил нечто похожее на счастливую жизнь, чтобы воссоединиться с Дином, вернуться к кошмару, войне, боли. И сделал это ради брата. Хотя теперь ему не хватало трех с половиной органов.

– Мы можем вернуться в Техас и забрать собаку... – Дина буквально душило чувство вины.

– С-слишком далеко.

– Могу стащить чью-нибудь.

Отчаяние Дина было вознаграждено сдержанным смехом и даже фырканьем. Покрасневшие глаза Сэма блеснули в мягких сумерках:

– С тебя ведь станется.

– Я видел пуделиху в конце улицы. Она может дать тебе лапу.

Сэм скривился, став похожим на пятилетнего ребенка, а потом серьезно сказал:

– Ты не виноват, Дин.

– То есть, то, что я надрал тебе задницу, тут не при чем?

Сэм промолчал, пощадив чувства брата, потом приподнялся с тихим стоном:

– Есть кое-что, что ты можешь сделать.

– Эй, киллер, ты куда собрался?

Но Сэм не мог долго удержать себя в вертикальном положении, так что навалился на Дина, уронив голову ему на плечо и подтянув к груди длинные ноги. Дин вздохнул, обнял его и подтащил к себе одеяло, укрыв дрожащего брата.

– Только не говори, что твоя девушка делала для тебя такое.

– Она делала кое-что другое… очень даже помогало.

– Это отвратительно, Сэмми, – усмехнулся Дин и добавил: – Рад за тебя.

– Знаешь... мы можем поговорить о чистилище. Возможно, я единственный человек в мире, кто может понять.

Дин выдохнул и изо всех сил сдерживался, чтобы не погладить Сэма по спине. Но в итоге не сдержался.

– Оно изменило меня, Сэм, сделало… знаешь... убийцей... Лучше, чем прежде. Я застрял в этом смертельном режиме и не мог остановиться. Сегодняшний день это доказал. Каждый... звук, каждый запах... словно я туда вернулся.

Сэм напрягся, какое-то время не шевелился, но потом обмяк на руках брата и облизал пересохшие губы. Когда он вновь заговорил, голос был хриплым и слабым.

– Я могу помочь прийти в себя.... Всегда помогу... – тихо пробормотал Сэм и, помолчав, добавил: – Прости, что оставил тебя...

Дин покачал головой, крепче обняв Сэма:

– Я должен был понять, что все это – лишь очередная подстава от вселенной. Мне нужна была груша для битья, но это не должен был быть ты. Мы чуть не потеряли друг друга.

Сэм окончательно расслабился то ли от усталости, то ли от облегчения, и Дин устроился поудобней, перераспределив вес пылающего в лихорадке брата.

Он посмотрел в окно, где солнце всходило над низким кирпичным домом. В чистилище никогда не было солнца… и никогда не будет. Там всегда преобладают мрачно-черные и грязно-серые тона. Мысль, что он свободен, наконец стала укореняться в голове. Наблюдая, как в небе смешались спокойный розовый и величественный золотой, он решил отпустить все: гнев и чувство, что его предали. Разорвать зловещие узы с Бенни, даже если придется снести тому голову. А главное, нужно помочь Сэму выздороветь, чего бы это ни стоило. Он снова был не воином, а старшим братом. Пришло время вести себя соответственно.

– Мы вернулись, Сэм, – прошептал он. – Вернулись.

@темы: переводы

URL
Комментарии
2013-08-12 в 00:08 

Ramika
моему фандому фотошоп не нужен©
maytredici, спасибо)))

2013-08-12 в 00:24 

masha_kukhar
Такая сильная, хестокая, по-своему правдивая и правильная вещь!
Ещё на фесте очень понравилась!
Спасибо за перевод! :red:

2013-08-12 в 14:17 

maytredici
Ramika, masha_kukhar, спасибо, девочки :) Вы это уже читали, я просто сюда потихоньку скидываю все, что у меня есть. Чтобы в одном месте лежало :)

URL
2013-08-12 в 15:06 

Ramika
моему фандому фотошоп не нужен©
maytredici, читали не раз, и еще раз перечитаем:)

2013-08-14 в 18:22 

Cordy Jones
От чистого сердца, простыми словами: "Пошло всё плохое… Большими шагами!"
ССССУПЕРРРР... вот слов просто нет, одни эмоции. ~ Мэй ~, браво! :hlop:

2013-08-14 в 18:39 

~ Мэй ~
Cordy Lane-Chase, ой, не, это же не я! Это все автор! Я когда наткнулась на этот фик, вцепилась в него сразу, он был очень в тему и очень вовремя. И заявка вовремя подоспела, чтобы я взялась за перевод.

2013-08-14 в 19:20 

Cordy Jones
От чистого сердца, простыми словами: "Пошло всё плохое… Большими шагами!"
~ Мэй ~, но ты нашла эту прелесть, перевела и выложила ;-)

2013-08-14 в 19:21 

Cordy Jones
От чистого сердца, простыми словами: "Пошло всё плохое… Большими шагами!"
~ Мэй ~, ой, ничего, что на "ты"?

2013-08-14 в 19:28 

~ Мэй ~
Cordy Lane-Chase, ну да, я ее нашла, мне - зачет :vict:

ой, ничего, что на "ты"?
Ну конечно, со мной на ты! :dance2:

2013-08-14 в 19:31 

Cordy Jones
От чистого сердца, простыми словами: "Пошло всё плохое… Большими шагами!"
     

Where the eagles learn to fly

главная